Фамилии и имена не самая типичная проблема для переводчиков. С английским, например, совсем просто: уточняешь у клиента, как указано в заграничном паспорте, и все. Но с латышским языком есть много интересных нюансов.

Так, а что там такого сложного с именами?

Дело в том, что в документах личные имена пишутся в соответствии с нормами орфографии и грамматики латышского литературного языка. Поскольку само существительное в латышском языке имеет сложную грамматическую систему, а именно: слова относятся к двум родам — мужскому или женскому, склоняются по падежам (как в русском языке), классифицируются по 6 (!) типам склонения, при написании и употреблении иноязычных личных имен могут возникнуть серьезные проблемы! В свою очередь, кстати, прилагательные, которые зачастую являются эквивалентом фамилий, в латышском языке так же согласуются с существительными, как и в русском языке, и подобно латышским существительным склоняются по падежам.

Написание и правописание фамилий и имен латвийцев регламентируются Правилами Кабинета министров Латвийской Республики. По данным правилам фамилию и имя в документах граждан и неграждан Латвии нельзя указывать в иноязычной транскрипции и её надо обязательно транскрибировать по правилам латышского языка. И здесь мужчинам повезло меньше, поскольку к именам и фамилиям не латышского происхождения в мужском роде всегда добавляется окончание "-с". Это, пожалуй, основная проблема для проживающих в Латвии граждан, не являющихся этническими латышами.

Пример

Иван Иванов в Латвии будет именоваться как Ivans Ivanovs.

И как их надо переводить? Есть какие-то правила?

Фамилии и имена латвийцев любого происхождения, будь то этнические латыши, русские или лица других национальностей, переводятся по фонетическому принципу. Такой же принцип действует при переводе фамилий и имен также с других языков на русский, то есть — как слышим, так и пишем.

И по идее, переводчики должны следовать только лишь этому принципу, но в случае с латышским языком существует большая проблема, которая сложилась исторически и была вызвана, главным образом, тем, что в период советского прошлого личные документы граждан выдавались на русском языке. Да, мы можем оформить перевод как Иванс Ивановс, но потом вдруг оказывается, что Иван имеет свидетельство о рождении, выданное в советское время, где он именуется как Иван Иванов! В результате таких расхождений гражданин столкнется с проблемами идентификации личности в любом компетентном органе России.

Как переводчик в итоге переведет фамилию и имя?

При переводе таких фамилий и имен придется:

  • отнестись к каждому случаю индивидуально;
  • учесть, для каких целей гражданин переводит документы;
  • уточнить, имеет ли гражданин документы (и проверить, что в них указано) на русском языке, выданные при СССР.

При переводе официальных документов переводчик всегда чем-то руководствуется. Основным ориентиром в данном случае всегда выступала виза, но помимо паспорта, немаловажным документом является свидетельство о рождении, в котором как раз написание может отличаться от того, что написано в визе. А с недавнего времени виза негражданам Латвии при въезде в Россию вовсе не нужна, поэтому переводчики всегда сталкиваются с проблемой выбора написания ФИО в переводе.

Если существует официальный документ на русском языке, в котором фамилия и имя записаны по правилам орфографии русского языка, переводчик может указать в переводе такое написание. На практике заказчик перевода сам просит указать определенное написание имени. Кто-то остается Иваном Ивановым, а кто-то превращается в Иванса Ивановса.

Совсем сложные случаи: Шишкин — Сискинс, Пышкин — Пискинс...

В Латвии написание имен и фамилий иноязычного происхождения — это очень сложный и даже политический вопрос! Но не только окончания в мужском роде вызывают вопросы.

Так, например, был скандал, когда чиновники отказались записать младенца под именем «Мирон». В ЗАГСе им отказали, мотивировав отказ нормами действующего латвийского законодательства. В соответствии с ним ребенок может быть назван только «Миронс», то есть с окончанием -с, а это уже созвучно слову «миронис» (в переводе с латышского — «покойник»). Родители соответственно не пожелали называть сына «покойником» и обратились в суд.

Однако, случай с Мироном-«покойником» — далеко не первый из подобного рода скандалов, связанных с настойчивым желанием латвийских властей «латышизировать» чужеродные имена и фамилии. Истории про Шишкиных (Šiškina и Šiškins), которые превратились в Сискинсов, и Пышкиных (Piškina и Piškins), ставших Пискинсами, где буквы Š š утратили диакритический знак (Siskins, Piskins), уже давно муссируются, причем и далеко за пределами республики.

4.3 / 4